Центр CIGR

Центр CIGR - военно-политическая журналистика

Народ, не желающий кормить свою армию, вскоре будет вынужден кормить чужую

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Защитники Новороссии. Позывной "Лёля"
Новороссия, Донбасс
centercigr


Ребята из нашего Центра, ведущие оперативные ленты по Донбассу и наш ресурс Голос Севастополя по моей просьбе сделали материал о нашей боевой подруге Ольге Вязовской, которая занимается медицинской помощью ополчению, а теперь уже бойцам армий ЛДНР начиная со Славянска.


С первых дней войны Ольга Вязовская, известная на Донбассе под позывным «Лёля», находилась в Славянске. Три года назад она оставила в Харькове свой дом, семью и приехала в Донбасс спасать жизни. С мая 2014 года была начальником медицинской службы ополчения Славянска, затем уже в Донецке возглавила медицинскую службу Министерства обороны ДНР.

Под непрекращающимися артобстрелами женщина спасла сотни жизней. Было трудно, но выстоять и не сломиться помогала ее выдержка и редкая способность никогда не унывать. Позже за смелость и мужество она будет награждена медалью «За оборону Славянска».

Я познакомилась с Лёлей в 2015 году в Ростове-на-Дону, когда она на девятом месяце беременности помогала раненным ополченцам, лишившимся на передовой конечностей. Помню, тогда смотрела и удивлялась, в ее положении нужно лежать на диване животом к верху и требовать от мужа мороженое и селедку, а не думать, как перевезти в Россию бойцов и где найти деньги на протезы. Но она выбрала другой путь – помогать нуждающимся.

- Понимаете, самое страшное было не в том, что к словам жителей Донбасса украинские власти не прислушались, а в том – что им даже не дали возможность высказаться. Я следила за происходящим по репортажам, по новостным сюжетам в Интернете и не хотела верить, что это происходит на самом деле. Однажды в социальной сети увидела видео, в котором мужчина призывал всех объединиться и помочь выстоять: «По одному нас просто перебьют». Я посмотрела и поняла, что больше не могу вести мирную и спокойную жизнь в Харькове, когда моя помощь нужна там. На следующий день, загрузив машину медикаментами, поехала в Славянск. Это было 12 апреля 2014 года.

В тот день Лёля привезла медикаменты и уехала обратно. Затем в течение недели еще несколько раз привозила из Харькова в Славянск необходимые лекарственные препараты. Пока однажды под Изюмом ее чуть не арестовали.

- Мы ехали в Славянск. На выезде из Изюма (город, Харьковская область, - ред.) находился украинский блокпост. Стояла военная техника. Нас остановили и стали проверять машину. А у нас полный багажник медикаментов. Военный достал ящик, чтобы проверить содержимое. Мы отошли в сторону. И тут к нам подходит молодой парень, тоже украинский военный. Делает вид, что подкуривает сигарету и на чистом русском говорит: «Девочки, если хотите жить, чтобы вас прям сейчас здесь не закрыли, разворачивайтесь и очень быстро уезжайте. Твои фотографии, Оля, у нас уже есть». Мы тогда сказали, что пока они проверяют медикаменты, быстро съездим в Изюм, кофе попьем. К счастью, в то время на блокпостах стояли обычные срочники. Нас отпустили. Так и спаслись. Того парня, который нас тогда предупредил, я, наверное, всю жизнь буду помнить. В итоге окольными путями приехала в Славянск 24 апреля 2014 года и осталась там.

Изначально в Славянске был создан небольшой медпункт, а когда начались полномасштабные боевые действия – полноценный военный госпиталь. В мае того года Ольга Вязовская была назначена начальником медицинской службы ополчения Славянска.

- В первое время работать в Славянске было несложно, так как еще полностью функционировали местные больницы. Тогда приходилось лечить простуды, ожоги, бородавки и насморк. Но со 2 мая 2014, когда начались реальные боевые действия, объем и сложность работы увеличились в разы. Усложнялось еще тем, что большинство гражданских врачей уехали. Когда стало понятно, что 90% медиков покинули город и нам нужно рассчитывать только на свои силы - мы развернули военный госпиталь. В результате боев и артобстрелов было большое количество осколочных ранений, контузий, была очередь на полостные операции и все остальное. В какой-то момент уехал директор морга и мне пришлось взять его обязанности на себя. Он просто оставил мне ключ и увез семью.

Тогда Лёля занималась и эвакуацией раненных, и организовывала доставку необходимых медикаментов, и учила ребят правилам оказания первой медицинской помощи в тех и иных случаях.

- Каждый медицинский работник, который был в то время в Славянске – знал зачем он там. Далеко не всегда мы знали, что делать дальше, но зачем мы там – осознавали четко. Особенно тяжело было в тот период, когда гражданские врачи почти разъехались, а те, кто позже приехал помогать, еще не доехали.

Кто был на войне знает, что иногда от гибели тебя спасает мгновение, удачное стечение обстоятельств, которое никак иначе как чудо и не назовешь. Каждый день Лёля становилась свидетелем этим чудес. Каждая спасенная в операционной жизнь, каждый выживший под обстрелом мирный житель, каждый выздоровевший боец – это и есть настоящее чудо.

- На самом деле, на войне очень много чудес. В чудо я поверила, когда в Славянске во время обстрела было два прилета в наш госпиталь. Два 120-мм снаряда пролетели четко над моим кабинетом, в котором тогда жила и работала. В результате обстрела были разрушены часть крыши и технического этажа, почти во всем здании вылетели стекла. Удивительно было то, что в моем кабинете, единственном из тех, в которых не были заложены проемы, окна и стекла остались на месте. Но на самом деле, самое большое чудо – это то, что в Славянске за все время среди тех, кого успели довезти до госпиталя скончались всего два человека. Один боец умер в операционной, но шансов выжить у него практически не было. У него были пробиты легкие, когда привезли он был уже в состоянии агонии. Второй - умер от потери крови. Мы его очень долго мыли, но сделать ничего не могли. Его нужно было срочно эвакуировать в Донецк, но на тот момент шли тяжелые бои в Ямполе. Ни мы не могли проехать, ни соответственно санавиация из Донецка к нам. К сожалению, мы так и не смогли его спасти. Это был единственный раз, когда у меня опустились руки и то, ненадолго. Все остальное время я не отчаивалась и не унывала, так как понимала, что не могу себе этого позволить.

Уверенна, каждый, в том числе и героиня моего рассказа, кто в тот момент находился в Славянске обладает необыкновенной смелостью и мужеством. Однажды в районе Семеновки двое бойцов ополчения получили ранения. Ребята оказались на поле, которое простреливалось со стороны украинских военных и подобраться к ним было очень сложно.

- Мне позвонил «Вандал» (позывной бойца ополчения, в 2014 году ему было 16 лет, - ред.) и сказал, что у нас двое раненных, которые находятся посреди поля и к ним невозможно подобраться. Делать нечего, пришлось быстро ехать на место. Мы с «Вандалом» в буквальном смысле на пузе доползли до раненных и вытащили ребят в безопасное место. Конечно, за это я «получила» тогда знатно. Ребята испугались за меня сильно. Когда я начала ползти, боец попытался меня остановить и схватил за ногу, но у него в руках остался мой кроссовок. В итоге я поползла туда и обратно в одном кроссовке. Этим же кроссовком от Моторолы (Арсен Павлов, - ред.) потом и отхватила (смеется).

Лёля перелистает в телефоне фотографии того времени. Показывает изображенных на них ополченцев. Она помнит позывной каждого бойца и рассказывает историю каждого из них: кого-то уже нет в живых, кто-то продолжает воевать за Родину, кто-то получил ранение и сейчас находится на лечении. На снимках улыбающиеся мужчины, которые четко осознают, зачем они пришли сюда.

- Вот за несколько минут до того, как была сделана эта фотография, со словами «Пилюлькин, это тебе», Моторола подарил мне снаряд от Д-30 (122-мм гаубица Д-30, - ред.) с нарисованным на нем градусником. Вообще, если честно, я считаю, что каждый человек, каждый мирный житель, ополченец, медик, журналист, волонтер – все, кто находился в 2014 году в Славянске – это настоящие герои.

К сожалению, обстоятельства сложились так, что ополченцы были вынуждены покинуть Славянск. Ольга Вязовская продолжила свою работу в Донецке, возглавив военно-медицинскую службу Министерства обороны ДНР.

- В Донецке занималась тем же, чем и в Славянске, но только в больших масштабах. Та же самая организация эвакуации раненных, оказание медицинской помощи, обеспечение частей лекарственными препаратами и необходимыми медсредствами. Кого-то учили, кого-то переучивали, кого-то доучивали. На тот момент бои были везде. Плюс нужно было запустить и наладить систему работы огромного первого военного госпиталя ДНР, обеспечить его всем необходимым: медикаментами, продуктами, предметами личной гигиены.  К сожалению, также приходилось тратить свои силы и время на борьбу со склоками, скандалами, воровством и тому подобному. Потому что, когда мы пришли в Донецк, нам были рады далеко не все. Были люди, которые пытались «вставлять нам палки в колеса», так как не всех устраивал тот факт, что именно меня поставили начальником военно-медицинской службы Минобороны ДНР. Но тем не менее, когда я уезжала из Донецка, там была полностью организована работа медицинской службы.

В августе 2014 года Ольга Вязовская ушла в декрет. После чего уехала в Россию. Но долго без дела не сидела. Уже в сентябре в Ростове-на-Дону она возглавила реабилитационный центр для раненных военнослужащих ДНР и ЛНР.

- Реабилитационный центр создавался от простейшего. Первым делом сняли дом, куда начали перевозить раненных ополченцев, которые до этого жили у меня. Затем договорились с ростовским протезным предприятием, которое по минимальным ценам изготавливало для нашего центра протезы, его сотрудники устанавливали и учили наших ребят ими пользоваться. Мы помогали как военнослужащим, так и гражданским, получившим ранения в ходе военных действий в Донбассе. Кого-то отправили на лечение в Санкт-Петербург, кого-то в Москву, кого-то оперировали в государственных больницах, кого-то в частных клиниках. Большую поддержку и помощь нам оказал ростовский военный госпиталь, где много наших ребят проходили лечение. Реабилитационный центр работал при поддержке ОД "Новороссия" Игоря Стрелкова, и обеспечивался Фондом "Глобальные Инициативы", находившегося в управлении Бориса Рожина, Евгения Истягина и Алексея Зотьева.

Параллельно занимались погибшими, в основном гражданами России, тела которых нужно было отправить домой: связывались с родственниками, покупали цинки, билеты на самолеты…

Реабилитационный центр в Ростове-на-Дону проработал до конца июля 2015 года. Менее чем за год в центре получили необходимую медицинскую помощь около 300 человек. Из них более 167 - было сделано протезирование, а остальные получили лечение по своим медпоказаниям.

Несмотря на то, что Лёля готовилась стать мамой, она, не жалея сил, целыми днями занималась делами центра, договаривалась о получении протезов, поддерживала ребят и продолжала свою работу вплоть до появления на свет малыша.

- Мы стояли на границе. Перегружали раненного из машины ДНР в нашу, чтобы отвести его в ростовский военный госпиталь. И по закону жанра, именно в этот момент у меня отошли воды. Мчались в Ростов мы очень быстро, потому что я категорически отказалась ехать в роддом, пока мы не доставим раненного в госпиталь. Только после того, как боец был отдан в надежные в руки врачей, меня отправили в больницу. И буквально в течение часа я родила.

Декретный отпуск Ольги Вязовской продлился недолго. Уже в марте 2016 Лёля с маленьким ребенком вернулась в Донецк.

- 31 декабря 2015 года в районе Горловки мой муж получил серьезное ранение в ногу. Он лежал в больнице и наслушавшись о том, что там происходит и насколько там не хватает помощи, я сказала себе, что должна вернуться. Сразу поехать с маленьким ребенком не решилась, поэтому подождала до весны и с первым мартовским теплом вернулась в ДНР.

Сегодня Лёля помогает тем, кто остро нуждается в этом. Основное направление помощь военнослужащим, получившим ранения в ходе боевых действий.

- Конечно мы пытаемся помогать всем, кто в этом нуждается, но к сожалению, возможности небезграничны. Поэтому в последнее время сосредоточились на оказании помощи раненным военнослужащим. Есть ранения свежие, когда срочно нужны какие-то конструкции, пластины, аппараты внешней и внутренней фиксации. Много ребят, у которых на фоне старых ранений обострились какие-то заболевания, но так как они давно уволены со службы по состоянию здоровья, ими никто не занимается. Плюс по возможности стараемся помочь с решением проблем с документами: у некоторых вообще нет никаких документов.

За время боевых действий в Донбассе Лёля пережила многое: и радость, когда удавалось спасти чью-то жизнь , и горечь утрат, были и испытания, и разочарования и потери. Менялся мир вокруг, менялось и что-то внутри нее, но главное, осталось неизменным – это ее желание помогать, тем, кто так нуждается в помощи и поддержке.

Помочь "Леле" в ее нелегком деле можно связавшись с ней через соцсети:

Контакты Ольги Вязовской ФБ https://www.facebook.com/profile.php?id=100008149029923

и ВК https://vk.com/o.vyazovskaya


П.С. С сентября начнем разбирать и публиковать архивы, которые у нас накопились с начала войны на Донбассе.
Лента военный событий по Донбассу  - ведется каждый день http://voicesevas.ru/news/yugo-vostok/33266-donbass-operativnaya-lenta-voennyh-sobytiy-050820174.html




Последние записи в журнале


промо centercigr сентябрь 4, 09:50 2
Разместить за 30 жетонов
Как бы ни складывалась в настоящий момент военно-политическая ситуация на Донбассе, мы продолжаем, по мере наших маленьких возможностей, оказывать помощь пострадавшим в зоне военного конфликта... Организацией помощи занимается наш военный эксперт soldier_moskva и организация МОО…

?

Log in

No account? Create an account